Мурти (moortea) wrote,
Мурти
moortea

Categories:

Перемены в жизни

Председателю совета некоммерческих партнерств
объединения «Главсоюз»
Пышкину А.В.

post scriptum

Перемены в жизни. Пришла домой и забила это словосочетание в поисковик. Выпало что-то про йогу, про то, что не надо сидеть в болоте, про то, что конкретные действия нужны. Какая-то все жизнеутверждающая психология, а перемены между тем случаются и сами по себе. Даже вот сиди себе и пальцем не шевельни месяцами, все равно что-нибудь да поменяется.
А я вот сегодня уволилась. Это никак не изменило мою жизнь. Просто стало в бумажном мире парой бумажек с моей подписью больше. И бумажки эти очень задним числом констатировали тот факт, что я давно уже не помню, что это значит: «работать». Сижу дома, с погодками своими; стабильности нет, документов тоже нет, печати ставятся детьми на холодильник. В голове крутится начало песни «А помнишь, как все начиналось», и в который раз уже идет в голове процесс осознания того, что некоторые люди остались в прошлом. Точнее, остались они в другой жизни.
А мне даже плохо спалось этой ночью. Я часто просыпалась и смотрела на часы. Не могу понять, неужели я волновалась? Прошлое накатывало постепенно, подкидывая на ум моменты из кладовых моей памяти. Как мне в больнице нарыв на руке вскрывали, а я потом летала от счастья, потому что в жизни моей появилось что-то новое и светлое. Нет, даже не любовь. А работа. Работа, которая помогала мне выбраться из безнадежной чреды ежедневных пьянок на пару с подружкой. Вот молодежь! Вспомнить страшно, что творили! И тут появилось какое-то в жизни дело. Да, и любовь потом тоже. Тот ветер, что становится весенним, когда перебирает волосы любимого человека. И дальше, полное сумасшествие.…Успеть, подсчитать, подписать, сделать так, чтоб себе же было приятно! Конечно, все это не постоянно, и тут память подсказывает и про споры, и про эти дурацкие сплетни и про пустые разговоры, которые вести не имеет смысла, но которые питают женские коллективы. Да в общем, было ли в этом всем что необычное? Странно и забавно теперь то, что все это было частью моей жизни. А теперь это тоже жизнь. Но не моя, а какая-то... параллельная.
Первым делом мы с моей Верочкой пошли в кабинет начальства. Ничуть не изменившийся за последние лет пять Гариф Акифович хотел было выглядеть недовольным тем, что кто-то его тут отвлекает, но, увидев моё без пары дней трёхлетнее чадо, расплылся в улыбке и стал щедро нас одаривать конфетами Рафаэлло, как-то по-доброму шутя и что-то рассказывая. Поверьте мне, чтобы начальство вдруг превратилось в обычных человечков, достаточно иногда ввести в кабинет простого ребенка, одетого не в платье вечернее и не в костюм, а в нечто яркое, несуразное, и с милой шапочкой на голове. Для того, чтобы обратно расколдовать начальника, - надо позвонить ему по телефону, тогда он снова примет важный вид, и станет сотрясать прозрачный и невесомый воздух чистого кабинета тяжелыми мудреными словами: «СРО», «региональное представительство», «саморегулирование». Я сижу на стуле и проникаюсь. На душе уютно.
Вера ест конфеты, рисует солнышки на листах формата А4, разглядывает и комментирует сувениры на столе, мол, игрушки, которыми дядя играет. В кабинете пахнет весной, светит в окошко солнышко; карты, иконки и награды посылают сигналы моей спине, чтоб та выпрямилась.
Заглянули какие-то люди, покосились на ребенка, оставили какие-то бумажки и ушли. «Документы», - поправил меня Гариф Акифович. Ну не меняются эти люди! Чудно даже.
Зашла к нам Лена, сменившая за эти годы и фамилию свою, и должность. А зашла также спокойно и уверенно, и смотреть на нее все также приятно, и платье на ней красивое, и бусы хорошие. А самое забавное, - говорит она все также складно и мыслит, стало быть, четко.
Моя Вера сказала ей: «сядь» и выдала конфету. Понравилась Лена Вере. И дальше пошла работать.
И я уже начала было дремать, достала фотоаппарат, чтобы заснять ребенка в рабочей атмосфере и как-то развлечься, когда в кабинет как-то шумно вошел никто иной, как Председатель Советов Некоммерческих партнерств «Главсоюз» Алексей Пышкин. Проще говоря директор. Документы, ждущие резолюции, выдохнули с облегчением; флажки, обозначающие на карте зоны покрытия региональных представительств, вытянулись во весь свой рост; солнечные лучи выпрямились по стойке «смирно!». Да ну, шучу, конечно. Про этого человека я пыталась написать уже, и не раз. Но все неудачно. Так что и сейчас его описание на это закончим. Потому как он тоже умудрился совсем не измениться за это время. Спросил меня про мои дела, не дождавшись вразумительного ответа (да ну в тупик меня этот вопрос всегда ставит!), рассказал, как его дела. Я тоже ничего не поняла, опять сплошные «СРО», «Главсоюз» и «представительства», в общем, это был какой-то ритуал общения, смысл которого остается неясным, разве что очередная констатация того факта, что мы из разных миров, и, говори ни говори, а сказать-то тут нечего. И ушел Алексей Вячеславович на собрание тех человеческих особей, которые смогут его речь понять. Я, говорит, пойду, говорит, совещание проводить. «Давай», - одобрительно и звонко вымолвила Вера. А за мной таки пришла очередная фея в волшебном платье, дабы оформить мне мой уход. По инициативе сотрудника. Так что теперь я беззаботная. Безработная то есть.
Subscribe

  • Train. Outback. Remote. Wind. Dark. Alarm. TV. Noise. Bed. Empty. Annoying.

    Blue story Paper airplane spent hours training his flying skills. He didn’t want to spent rest of his life outback. He didn’t understand where from…

  • опять же про любовь..

    Вот бывает так. Живешь себе, живешь, никого не трогаешь. А потом в один как будто бы прекрасный день кто-то в тебя влюбляется. Кто-то, кто совсем…

  • одна из новогодних sms

    "С Новым годом, милая. На свете счастья нет, но есть покой и воля. Покой души и воля к жизни." пришло в 05 утра 01 января 2008

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments